«Мы делали наше устройство ночью в гостинице с помощью утюга и паяльника»

Александра и Федор очень похожи. Они оба с детства увлекаются робототехникой, выигрывали в школе все конкурсы, хорошо разбираются в технологиях и механике. Ребята познакомились на форуме «Остров 10-21» во Владивостоке и сделали устройство, которое помогает диагностировать болезнь Паркинсона. Сейчас проект на стадии прототипа: студенты пытаются найти клиники, которые заинтересовались бы устройством и помогли с дальнейшими исследованиями. 

Rusbase рассказывает, как студенты сделали первую версию прибора и в чем сложности продвижения проекта.

— Расскажите о себе.

Александра Архипова: Мне 19 лет, я учусь на первом курсе мехмата МГУ, увлекаюсь робототехникой. Недавно сменила фокус на нейротехнологии: Получи свое приглашение на премию Rusbase Young Awardsвместе с Федором у нас проект по диагностике болезни Паркинсона. Я люблю ходить в театр, смотреть фильмы с друзьями и путешествовать, занимаюсь в студии танцев.

Федор Кондратенко: Мне 18 лет, я учусь в петербургском Политехе на кафедре «Теоретическая механика». Хобби у меня много: гитара, фортепиано, немецкий язык, литература. Читаю я в основном фантастику, очень люблю братьев Стругацких. Список околопрофессиональных интересов шире: электроника и радиотехника, авто- и авиамоделирование, в том числе и стендовое, робототехника, программирование, физика. Недавно добавилось математическое моделирование физических процессов.

«В восьмом классе сам паял схемы»

— Как у вас появился интерес к робототехнике?

Александра: Это произошло благодаря семье. Родители увидели, что мне это нравится, и намекнули, что направление очень перспективно.

Я с детства что-то придумывала и конструировала. Сначала родители предложили делать проекты по робототехнике дома: собирала роботов вместе с папой. Потом пошла в «Кванториум» — детский технопарк в Королеве. Там я создала робота, с которым в 11 классе в 18 лет выиграла все возможные конкурсы: «Юниор» (МИФИ), «Ломоносов по робототехнике» (МГУ), «Шаг в будущее» (МГТУ им. Баумана). Занималась и другими роботами: участвовала в соревнованиях «Робофест».

Королев — «космический» город. Здесь есть предприятие РКК «Энергия»: они собрали команду школьников, которые занимаются аэрокосмической инженерией. Чтобы туда попасть, нужно было выполнить задачи на специальной олимпиаде.

В команде «Энергии» я собирала модели спутников, немного программировала. Мы два года участвовали в соревнованиях, на модельных ракетах запускали спутники. Нам не сильно везло. Прежде чем запустить спутник, нужно было придумать концепцию, пройти две защиты и только потом уже получить приглашение на пуски. Первый раз мы придумали аппарат, который исследовал эффект Бифельда-Брауна — то есть возникновение ионного ветра. Установка была сложная, поэтому при полете она не функционировала.

Робототехника занимала, наверное, три четверти от моего свободного времени, когда я училась в школе.

Федор: Меня с детства притягивали любые технические устройства. Электроникой «заразил» отец: когда мне было четыре года, он соорудил Читайте по теме: «В 13 лет почти привлек $250 тысяч инвестиций. Но инвесторы узнали о моем возрасте и пропали»мне электроконструктор — на деревянных детских доминошках расположил тумблеры, электромоторчики и светодиоды. В пятом классе захотелось делать что-то более сложное. Как раз примерно в этот момент в России появился робототехнический конструктор от Lego — Mindstorms. Я довольно долго просил его себе на день рождения. С Mindstorms я работал до восьмого класса, после этого приступил к «взрослой» электронике.

Вооружившись журналами «Радио», паяльником и радиодеталями, делал все новые схемы, модернизировал роботов из Lego.

В девятом классе освоил конструкторы AVR и Arduino. Так получилось, что я учился в школе с углубленным изучением немецкого языка, поэтому пришлось искать путь в электронике самому.  

В школе я активно участвовал в конкурсах и олимпиадах, как в гуманитарных, так и в технических. Дважды набирал максимальное число баллов в инженерной олимпиаде «Звезда» по профилю, связанному с электроникой. Был призером онлайн-олимпиады школьников по физике, которую многие знают по названию «Барсик» (олимпиада дает льготы при поступлении в вуз — Прим.), участвовал в форуме «Проектория», получил гран-при исторического конкурса «Калейдоскоп событий и времен» и не только.

«Получила 56 баллов на ЕГЭ. Оказалось — ошибка проверяющего»

— При таких успехах в конкурсах вы беспокоились о поступлении в вуз?

Александра: Да, очень. Я готовилась сдавать ЕГЭ. Написала хорошо. Хотя и была «забавная» ситуация… На экзамене по математике я получила 56 баллов. Это был шок! Мы с друзьями стали быстро разбираться — и оказалось, что мою работу неправильно проверили.

На апелляции мне подняли баллы до 80. Но процесс долгий, и за это время я смогла поступить в вуз по результатам олимпиад.

Федор: А я не особо беспокоился, потому что мои дипломы давали мне право поступления без вступительных испытаний в любой вуз — при условии, что у меня будет не меньше 75 баллов по профильному предмету. В том, что смогу их набрать, я не сомневался. Получить диплом для меня очень важно — без высшего образования в современном мире делать просто нечего.

«Спрятали паяльник в холодильник. Была веселая ночь»

— Как появился проект диагностики болезни Паркинсона?

Александра: Я не хотела, чтобы мое первое лето после окончания школы было связано только с поступлением, поэтому составила себе план на три месяца. Через пару дней после ЕГЭ улетела во Владивосток на форум «Остров 10-21», где и познакомилась с будущей командой проекта.

Вообще-то «Остров» — взрослый форум. Я прошла отбор в детский трек, где мы сами выбирали лаборатории. Пошла на нейротехнологии, потому что ничего про них не знала. В нашей лаборатории было всего несколько одиннадцатиклассников. Сначала проходила образовательная часть интенсива, потом нам предложили решить конкретный кейс.

Нейротехнологии — это процесс считывания человеческих импульсов. Есть специальный тест, на основе которого неврологи оценивают Читайте по теме: «Сейчас я уже не ем «Доширак»». Как сделать два успешных стартапа к 24 годамкоординацию движений. Но у врачей возникает проблема субъективности оценки — а ведь именно от оценки зависит схема лечения человека и вероятность операции. Нам предложили придумать устройство, которое бы помогало выводить более объективную оценку.

Мы работали в фаблабе. Примерно за пять дней сделали прототип с ПО и системой компьютерного зрения — и презентовали работу детскому треку. Организаторы вдохновились нашей идеей и предложили рассказать о проекте всему форуму: для нас это стало большим достижением.

Федор: Когда надо было выбрать направление, я взял нейротехнологии по тому же принципу, что и Саша: я ничего о них не знал. Курс был несложным, поэтому через два дня я заскучал.

Тьютор нашего направления предложила мне собрать команду и решить кейс. Я собрал девять человек, мы поделили обязанности и дальше стали жить по индивидуальному графику: круглосуточно работали над проектом, спали по 4–5 часов в сутки.

Больше всего запомнился момент, как мы пытались паять устройство в гостинице — хотя это было строго запрещено. В ход пошел утюг, так как ничего другого не было под рукой. Потом, когда мы все-таки раздобыли паяльник, к нам в комнату нагрянула проверка. Наверное, они почувствовали запах канифоли… Мы быстро спрятали паяльник в холодильник. В общем, было весело.

— Вы что-то получили в качестве приза?

Александра: Нет, но нам полностью оплатили поездку во Владивосток. Мне кажется, что проект и есть главный подарок.

— Как развивается проект сейчас?

Александра: Он называется Trem. Сейчас им занимаемся только мы с Федором. Недавно мы выиграли конкурс от РБК и Lenovo и получили возможность пройти акселерацию в бизнес-инкубаторе ВШЭ. Так как Федя из Питера, во ВШЭ хожу я. Каждую неделю мы ставим цели, консультируемся с экспертами, а в пятницу выступаем перед инвесторами, приглашенными в акселератор. Акселератор больше направлен на маркетинг, так что сейчас я занимаюсь тем, что ищу клиники для сотрудничества.

— Сложно?

Александра: Да. Непросто выходить на людей, которые этим занимаются. Пока удалось пообщаться только с несколькими клиниками. Мне кажется, студенты не внушают им доверия. Контакты в основном помогают найти знакомые из акселератора через посты в соцсетях.

    Как работает прибор

Мы закрепляем акселерометр и гироскоп на руке. Они отслеживают траекторию движения, которая после этого обрабатывается с помощью алгоритмов машинного обучения. Из-за тремора траектория движения руки человека с болезнью Паркинсона нарушена, поэтому на графике она выглядит как волнистая линия. По траектории можно оценить состояние процессов пронации и супинации кисти (вращение кисти руки и владение ею — Прим.). Так как характерным симптомом болезни Паркинсона является двигательное расстройство, эти процессы — в частности, поворот кисти руки вдоль оси руки — будут заторможены.

Траектория руки строится на основании данных, полученных с акселерометра и гироскопа. Но рано или поздно начинает накапливаться ошибка интегрирования ускорений. Чтобы ее убрать, происходит коррекция датчиков на основании данных, полученных с системы компьютерного зрения.

Федор: Аналогичные нашей разработке приборы существуют, но, насколько нам известно, в серийное производство не запущены. Есть похожая разработка от IBM. Идея их устройства схожа с нашей, за исключением места крепления датчиков — у них он закреплен на ногте. Про эту разработку мы узнали относительно недавно, все наше исследование основывалось на опыте и рекомендациях коллег из медцентра ДВФУ и BiTronics Lab.

— Что нового вы узнали в акселераторе ВШЭ?

Александра: Я поняла, что то, что было в школе, останется там. Людям важен результат и то, как ты планируешь его продвигать.

— Сложно перестроиться с конструирования в маркетинг и смотреть на проект с точки зрения бизнеса?

Александра: Нет. Мы понимаем, кому это нужно и зачем. Для меня это все — конкретизация того, что я уже знала.

Источник: rb.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.