Подтвержденный фиксер в ЦАР и ненависть к семье Расторгуева: о чем еще умолчал Ходорковский. Часть вторая

Мы продолжаем публиковать информацию, которую нам передал источник в окружении осужденного олигарха Михаила Ходорковского после публикаций о расследовании группы «Досье». 

Первую часть читайте здесь.

МБХ все держал на личном контроле

31 июля стало известно о гибели журналистов. И вот присланный скрин переписки, которая произошла, как утверждает наш источник, между Ходорковским и Коняхиным. Первое, что спрашивает беглый олигарх у своего подчиненного, были ли «у них» известинские карты. Коняхин, тоже не называя имен (из чего следует, что обоим собеседникам понятно, о ком идет речь), сообщает, что нет, не было.

Показательно, что именно этот факт интересует Ходорковского в первую очередь. Уже через полчаса он говорит о «продолжении расследования» и нежелательности комментариев по ситуации.

При этом можно вспомнить, что 1 августа Михаил Борисович у себя в Facebook написал следующее:

«Вопрос о моей личной вовлеченности в проект «Российские наемники» — я дал на него деньги».

Однако, как видно из переписки с Коняхиным, накануне Ходорковский был хорошо осведомлен о проекте с самого начала, еще когда планировалось ехать в Сирию: кто, зачем и куда едет.  Об этом свидетельствует и смета на командировку в арабскую республику, которую Коняхин согласовывал лично с Михаилом.

Из полученных нами документов становится понятно, что Ходорковский сам отвечать прессе не собирался и изначально готовил Коняхина на роль ответственного, потом его показательно уволив.

Однако заниматься освещением ситуации в западной прессе Михаил Борисович бывшему директору ЦУР не доверил. Отработкой повестки для иностранных инвесторов фонда Ходорковского занималась юрист «Открытой России» Мария Логан, которая живет в Лондоне и, по информации источников, занимается международными контактами в структурах МБХ.

Кроме этого, информационную поддержку Михаилу Борисовичу оказывал главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, сотрудники которого согласовывали интервью по теме гибели российских журналистов в ЦАР. Приведем указание Ходорковского о том, как реагировать в российских СМИ:

«Веник за нас, но все равно аккуратнее. Он мои слова не сольет, а Ваши слова легко. Наберите ему в Телеграмме».

Сам Ходорковский очень жестко контролировал, кто и как ведет расследование гибели журналистов, чтобы не допустить утечки информации, в том числе когда Петр Верзилов заявил о возможной поездке в ЦАР, он потребовал от главы ЦУР остановить издателя «Медиазоны».

«Я же их не знаю»

«Регулярно спрашивают про помощь семьям погибших в трагической ситуации. Естественно, помощь оказывается и будет оказываться. Если люди захотят — расскажут, — написал Ходорковский на следующий день после трагедии в ЦАР. — Относительно страховки. Средства, выделяемые на проект, предусматривали страховку, однако если с этим возникнут проблемы, ЦУР возьмет на себя расходы».

Однако, как оказалось, глава ЦУР явно имел свое представление о помощи родным погибших корреспондентов. Например, при обсуждении компенсации писались нелицеприятные отзывы о семьях погибших.

Михаил Борисович в свою очередь определил помощь семьям погибших журналистов в 100 тысяч. Но только при отсутствии страховки.

Между тем, по документам, которые имеются у нас, Коняхин постоянно спрашивал Ходорковского, как быть с деньгами, но Михаил Борисович цинично свалил всю ответственность на своего подчиненного.

«Как делить — Ваше дело с семьями. Я же их не знаю», — таков был ответ Ходорковского.

В итоге семья Александра Расторгуева не получила даже половины, о чем жалуется друг Александра Расторгуева, главред «Сеанса» Любовь Аркус. Она вынуждена была написать, что «Ходорковский передал в мятом конверте 15 тысяч долларов и больше ничего».

«Этих денег не хватит даже на похороны, потому что место на Троекуровском кладбище стоит от 400 тысяч до миллиона. Ни пенсия родителей, ни накопительный счет для несовершеннолетней Октавии, ни единовременное пособие для жены и 23-летнего сына Никиты даже не обсуждаются», — отметила она.

Сейчас Ходорковский, выступая в оппозиционных СМИ, говорит о том, как он добьется справедливости ради родных и близких погибших журналистов. Решайте сами, верить этим словам на камеру или все же принимать в расчет то, что говорит Михаил Борисович своим сотрудникам, когда никто из посторонних этого не видит.

Сейчас команда расследователей ФАН продолжает изучать материалы, которые нам передал источник из ближайшего окружения Ходорковского. Если вы тоже обладаете информацией о деятельности осужденного олигарха, присылайте ее на почту: info@riafan.ru.

Автор:
редакция ФАН

Источник: riafan.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.