В Москве началось слушание дела против режиссера Кирилла Серебренникова. Репортаж

Кирилл Серебренников отверг обвинения в свой адресСергей Мамонтов / РИА Новости

Сегодня в Мещанском районном суде Москвы началось рассмотрение по существу уголовного дела «Седьмой студии». На скамье подсудимых — режиссер Кирилл Серебренников, экс-директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, бывший директор «Седьмой студии» Юрий Итин и директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум. Всем четверым предъявлено обвинение по статье «Мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору» (часть 4 статьи 159 УК РФ). По версии следствия, фигуранты дела «Седьмой студии» похитили 133 млн рублей, которые им были выделены из бюджета России на развитие современного искусства в рамках проекта «Платформа». Кроме того, обвиняемой по делу проходит бывший бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева. Материалы уголовного дела по ней выделены в отдельное производство — женщина почти сразу после задержания признала свою вину и пошла на сделку со следствием, поэтому сегодня Масляевой в суде не было. 

Очередь на суд

Судебное заседание по делу «Седьмой студии» должно было начаться в 9:30. Однако сторонники подсудимых стали приходить к зданию суда примерно за час до его открытия. В результате около суда выстроилась огромная очередь. Среди тех, кто пришел поддержать фигурантов уголовного дела, были актриса Ксения Раппопорт, актеры Никита Кукушкин и Анатолий Белый, а также писательница Людмила Улицкая.

Перед зданием суда выстроилась очередьСергей Мамонтов / РИА Новости

В зал судебного заседания сумели попасть около 80 человек, большинство из которых — журналисты. Кстати, за уголовным делом «Седьмой студии» следят и представители зарубежных СМИ, их в зале было около десятка. На девятом этаже суда, где размещен зал с трансляцией судебного заседания, было еще несколько десятков человек.

На процесс по делу «Седьмой студии», что было ожидаемо, пришло очень много людей, при этом судебных приставов, которые, как правило, излишне сурово следят за присутствующими, было не больше восьми человек. Для примера, на процессах по делу «Нового величия» судебных приставов едва ли не столько же, сколько сторонников Анны Павликовой и Марии Дубовик. 

Правосудие шепотом

После того как судья Ирина Аккуратова объявила о начале слушаний, она попросила покинуть зал заседаний свидетелей по делу. Выйти в коридор пришлось супруге Алексея Малобродского Татьяне Лукьяновой. Что говорила Аккуратова дальше, разобрать было практически нереально, хотя все присутствующие в зале суда притаились и, кажется, боялись даже слишком громко дышать. А судья продолжала еле слышно произносить слова, едва размыкая губы. Когда участники процесса попросили судью говорить чуть громче и в микрофон, который стоял прямо перед ней, то Аккуратова резко ответила, мол, «микрофон нужен не для того, чтобы ее было слышно, а чтобы она могла вызывать свидетелей».

После того, как судья формально установила личности подсудимых, она обратилась к представителю Министерства культуры России — молодому худощавому мужчине в графитовом пиджаке. Его имя в ходе судебного процесса так и не прозвучит, да и сам мужчина не будет принимать никакого участия в судебном следствии. Хотя именно Минкульт утверждает, что фигуранты «Седьмой студии» причинили ведомству материальный ущерб. Аккуратова пыталась понять, с кого именно Минкульт планирует взыскивать 133 млн рублей. Пока безымянный чиновник путался в понятиях «потерпевшие» и «подсудимые», судья, несмотря на возражения Малобродского, Апфельбаум, Итина и Серебренникова, признала их гражданскими ответчиками по делу.

Сергей Мамонтов / РИА Новости

Государственный обвинитель Олег Лавров начал монотонно зачитывать обвинительное заключение. Он, словно первоклассник, водил указательным пальцем по строчкам на бумаге, чтобы не сбиться. В какой-то момент стало понятно, что Лавров в буквальном смысле читает одни и те же фразы, меняются разве что года, когда, по версии следствия, подсудимые совершали преступления, то есть похищали бюджетные деньги. Однако из оглашенного Лавровым обвинения было не вполне ясно, откуда взялась сумма ущерба в размере 133 млн, каким образом подсудимые якобы похищали бюджетные деньги и чем факт хищения доказывается. За три года, что существовал проект «Платформа», государство в общей сложности выделило 214 млн рублей на различные мероприятия. При этом следствие, если исходить из оглашенного обвинения, не считало, во сколько каждый проект «Платформы» обходился фактически, есть ли разница между тем, сколько было получено из бюджета на тот ли иной проект и сколько на него потрачено. 

«Я вообще не понимаю, в чем меня обвиняют» 

Когда же судья, которая к тому моменту, кажется, окончательно лишилась голоса, спросила у подсудимых, понятно ли им предъявляемое обвинение, то Серебренников, Итин, Малобродский и Апфельбаум по очереди заявили, что «не понимают, в чем их обвиняют». «В уголовном деле масса ошибок, даже мои показания искажены. Я вообще не понимаю, в чем меня обвиняют. Я работала исключительно в рамках своих полномочий», — ответила Апфельбаум судье. «Вы не понимаете слово „хищение“?» — переспросила судья. «Я не юрист по образованию», — парировала Апфельбаум. «Объявляется перерыв 10 минут. Вы можете проконсультироваться со своим защитником относительно понятия „хищение“», — процедила Аккуратова.

После перерыва Апфельбаум продолжила настаивать на своей невинности, она также отметила, что «проект „Платформа“ несколько раз проверялся Счетной палатой, но никаких претензий никто не высказывал». 

Анастасия Мельникова / Znak.com

Не смог понять «существо предъявленных обвинений» и Алексей Малобродский: «Я категорически не пониманию, в чем меня обвиняют. Я не понимаю, какое хищение я совершил, кого обманул, чем злоупотребил». Судья Аккуратова, явно недовольная тем, что подсудимые не отвечают на ее вопросы односложно, с раздражением сказала: «Сейчас вы просто не согласны с обвинением. Я спрашиваю, понятно ли оно вам?». «Если вы думаете, что я плохо владею русским языком, то это не так. Я им хорошо владею. Я понимаю значение всех слов [в обвинении], но я не понимаю их сути и как это относится ко мне», — ответил Малобродский.

«Я не признаю себя виновным. Я понимаю слова [в обвинительном заключении], но не могу связать это воедино. У них там (у государственных обвинителей — прим.), что ли, принтер сломался, поэтому они одно и то же печатают? <…> Если у Минкульта есть претензии к „Платформе“, то пусть не трусят и заявят о них, а я дам показания сразу же», — сказал Кирилл Серебренников. На заседание он пришел в черной футболке с надписью «Жги» на спине. «Подсудимый, вам понятно, что написано в обвинении?» — задавала все один и тот же вопрос Аккуратова. «Да, я понимаю, что все очень плохо», — ответил Серебренников. 

Хищение ли?

Адвокаты подсудимых в своих выступлениях также настаивали, что предъявленные обвинения незаконны. Так, например, защитник Юрия Итина Юрий Лысенко заметил, что «хищение — это изъятие собственности у кого-либо без встречного предоставления чего-либо, при этом даже сам факт завладения этим имуществом еще не образует состав мошенничества». Кроме того, как заметил Лысенко, даже само следствие не отрицает того факта, что мероприятия проекта «Платформа» проводились, а значит, «признака безвозмездности получения бюджетных денег нет». А тот факт, что члены «Седьмой студии» обналичивали средства, полученные из бюджета, не доказывает того, что деньги были кем-либо похищены.

Интересно, что судья Ирина Аккуратова на протяжении выступлений всех адвокатов даже не поднимала головы от стола. Как только в зале наступал очередной период звенящей тишины, судья словно робот озвучивала новую стадию судебного следствия, предписанную УПК.  

«Мне удалось дать президенту листочки» 

Первым на допрос был вызван Кирилл Серебренников. Он заявил, что ему нечего скрывать, поэтому готов сразу дать показания. Режиссер рассказал, что идея создания проекта «Платформа» пришла к нему давно, но заявить о ней он смог только в 2011 году. «Я придумал этот проект, потому что мне было горько за родину. Ведь во всем мире уже давно развивается направление „мультижанровость“ на стыке разных видов искусств: музыки, танца, медиа и театра, а у нас такого не было. <…> В 2011 году меня позвали на встречу с президентом [Дмитрием Медведевым] в „Мультимедиа арт-музей“ [Ольги] Свибловой. <…> Я сидел рядом с президентом и рассказал ему о своей идее, содержании и смысле проекта. Тогда на встрече никакого решения не было принято, но было сказано тему проработать. Когда президент уходил, то мне удалось дать ему листочки с описанием проекта, он сказал мне, что рассмотрит все. <…> Потом пришло письмо с красными печатями, мол, президент проект одобрил. После этого нас уже вызвали в Минкульт», — говорил Серебренников.

Анастасия Мельникова / Znak.com

По словам режиссера, именно представители Минкульта предложили ему создать автономную некоммерческую организацию для того, чтобы в дальнейшем было удобнее переводить субсидии. Поэтому, как утверждает Серебренников, и была создана АНО «Седьмая студия». Режиссер рассказал, что перед запуском проекта «Платформа» Минкульт задержал первый трансфер судбсидий, поэтому Серебренникову и Малобродскому пришлось вложить по 1,5 млн рублей из собственных средств. Затем эти деньги режиссер получил наличными через кассу бухгалтерии.

«Вся наша жизнь зависела от того, как быстро придут деньги от Минкультуры», — сказал Серебренников, отметив, что ведомство не раз задерживало выплаты, из-за чего приходилось вкладывать личные средства.

Процесс будет долгим

Когда заседание шло уже почти шесть часов, адвокат режиссера Дмитрий Харитонов попросил у суда сделать перерыв в процессе буквально на пять минут. Ирина Аккуратова, которая к тому моменту, как могло показаться, окончательно выпала из процесса, постановила вообще перенести заседание на завтра. «Продолжение следует, друзья», — сказал Серебренников, поворачиваясь к залу.

Как только судья удалилась из зала, со скамеек резко подскочили сотрудники ФСИН. Они должны были доставить подсудимых по домам, где те содержатся под арестом. Кириллу Серебренникову едва удалось пообщаться с адвокатами, обнять тех, кто пришел его поддержать. Тем временем на улице у входа в здание суда выстроились журналисты: и государственных телеканалов, и представители оппозиционных медиа. Но ни адвокаты, ни подсудимые никаких комментариев после процесса давать не стали. 

Как только Кирилл Серебренников вышел на улицу, его друзья и поклонники стали аплодировать. Овации не прекращались до тех пор, пока режиссера не усадили в служебный автомобиль ФСИН.

Завтра допрос Серебренникова продолжится, после выступит Малобродский, затем — Апфельбаум. Затем суд допросит свидетелей, последним даст показания Итин. Судебное следствие обещает быть продолжительным, ведь на предварительном заседании по делу, которое было в октябре, адвокаты подсудимых заявили, что намерены допросить не менее 400 свидетелей. 

Источник: znak.com

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.