Пять лет со дня катастрофы «Боинга» в небе над Донбассом. Чем закончится история? Интервью

Pavlo Gonchar / SOPA Images/Sipa USA/Коммерсантъ

17 июля пять лет тому назад в небе над Донбассом был сбит малайзийский «Боинг», летевший рейсом MH-17. В результате погибло 298 человек. Недавно Международная совместная следственная группа (JIT) опубликовала новые данные по делу. Ее эксперты подозревают в причастности к уничтожению гражданского самолета четырех человек. Это граждане России Игорь Гиркин (Стрелков), Олег Пулатов, Сергей Дубинский и гражданин Украины Леонид Харченко. «У нас есть много доказательств, на основе которых мы можем сказать, что рейс MH17 был сбит с восточной части Украины», — заявил глава национальной полиции Нидерландов Вилберт Паулиссен. Ведомство выдало международные ордера на их арест. Своими соображениями насчет того, почему так долго длится следствие и каковы перспективы его завершения, в интервью Znak.com поделился политолог, доцент факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Игорь Грецкий. Он специализируется на внешней политике России и Украины. 

«Это делалось, чтобы дезориентировать международную общественность»

— Осталось в истории со сбитым малазийском «Боингом» в небе над Донбассом что-то неясное лично для вас как эксперта?

— Голландский совет по безопасности и Международная следственная группа (JIT), расследующие эту катастрофу, проделали большую работу и установили множество фактов, которые позволяют говорить об участии российских военных в этой истории. Конечно, всю картину произошедшего мы вряд ли когда-нибудь узнаем, но в общем и целом, как именно произошла эта трагедия, понятно. Эксперты этих организаций пришли к выводу, что самолет был сбит ракетой класса «земля-воздух», используемой в комплексах «Бук». Данное оружие было доставлено с территории России. Это удалось установить по многочисленным фотоснимкам и видеосъемкам. «Бук» был доставлен в Снежное, откуда и был, предположительно, сделан пуск ракеты. На вооружении у сепаратистов такого аппарата не было. Причем, чтобы управлять такой установкой, нужны средства РЛС и квалифицированные кадры. Расследование «Новой газеты» также косвенно указывает на то, что этот «Бук» был доставлен с территории России и им управляли военнослужащие 53-й зенитно-ракетной бригады из Курской области. Такая версия возникла почти сразу же после гибели «Боинга». И с тех пор она только обрастала все новыми и новыми фактами, подтверждающими ее состоятельность. 

О том, что именно эта версия произошедшего является верной, указывает и реакция с российской стороны. Сразу после катастрофы ее официальные представители, в том числе и Министерство обороны, демонстрировали непривычную для них степень активности, выдвигая одну несостоятельную версию за другой. Это делалось, чтобы дезориентировать международную общественность и скрыть в информационном шуме следы, ведущие к российским военным. Сначала Министерство обороны России заявило о том, что «Боинг» могли сбить только украинские силы ПВО. Затем была версия о том, что рейс МН-17 был якобы сбит украинским истребителем. В качестве доказательства была ссылка на какого-то испанского диспетчера. Это версию озвучивал даже президент Путин. Тем временем представитель России в ООН Виталий Чуркин заявлял, что если сепаратисты и сбили какое-то воздушное судно, то это произошло ненамеренно. А еще была версия самих сепаратистов, что сбитый над Донбассом «Боинг» был специально набит трупами, а затем запущен в небе над Донбассом. И все это ради того, чтобы дискредитировать Россию на международной арене. Все эти версии не имели под собой никаких фактов, а аккаунт в «Твиттере» «испанского диспетчера» оказался фейковым. 

Если вы посмотрите отчеты JIT, то там отмечено, что информация, которую предоставляла Российская Федерация, зачастую оказывалась недостоверной. То есть если бы в России были заинтересованы в установлении истины, то официальные лица не озвучивали бы сомнительные версии, не выдерживающие критики, а следственной группе предоставляли бы правдивую информацию. Однако, на мой взгляд, точную картину мы уже никогда не узнаем. И не только потому, что Министерство обороны России не дает достоверную информацию. Просто вряд ли Москва кого-то выдаст голландскому правосудию, и, скорее всего, тот самый «Бук» уже не существует. 

112.ua

— Политолог Владимир Корнилов полагает, что телефонные разговоры, видеосъемка и так далее — это все косвенные аргументы и не могут быть положены в основу решения суда. Что вы думаете на этот счет? 

— Мне странно такое слышать, поскольку решение о принятии или непринятии к рассмотрению материалов принимает суд конкретной юрисдикции. Украина передала Нидерландам право судить виновников катастрофы. Следовательно, являются ли те или иные материалы прямым или косвенным доказательством вины — дело голландского правосудия. Возможно, заявление политолога является попыткой подготовить общественное мнение к тому, что Россия не согласится с вердиктом суда в Гааге. Впрочем, это и так очевидно. 

— Что новое для вас открылось, когда Международная следственная группа обнародовала свои последние данные?

— Следствие указало на трех конкретных лиц в качестве причастных к трагедии. Они являются не только гражданами России, но и аффилированы с ее спецслужбами и армией. Это подтверждает в той или иной степени ответственность российского руководства за трагедию. Я думаю, что эта вина в итоге будет доказана судом. Однако, повторюсь, поскольку Москва не считает нужным содействовать следствию, то у общества мало шансов когда-нибудь узнать о том, как именно принималось решение отправить «Бук» на Донбасс. Думаю, что следствие установит, кто именно наводил ракету, нажимал на кнопку по чьему приказу, но и их Россия не позволит экстрадировать в Нидерланды на судебный процесс и допросить. 

«Версия Игоря Гиркина не противоречит докладу, озвученному в JIT»

— Как вы оцениваете реакцию Москвы на эту информацию от JIT? «В очередной раз в адрес российской стороны выдвигаются абсолютно голословные обвинения, направленные на дискредитацию Российской Федерации в глазах международной общественности», — в частности, заявили в МИД РФ.

— Это стандартное заявление МИДа, которое не содержит никакой обоснованной критики расследования JIT. При этом, обвиняя следственную группу в «голословности», ведомство не в состоянии представить убедительную и верифицируемую фактами альтернативную версию катастрофы МН-17. И так продолжается уже пять лет на фоне противодействия российскими властями процессу расследования и доведения дела до суда. 

Напомню, что именно Россия заблокировала проект резолюции ООН, учреждавшей специальный международный трибунал по данной трагедии. Из 15 членов Совета Безопасности 11 подержали эту резолюцию, трое воздержались, а Россия наложила вето. Вместо этого Кремль просто предложил назначить спецпосланника ООН по расследованию инцидента. Но это вообще не предполагает рассмотрение дела в какой-либо юрисдикции. Посланник не может решать, кто виноват, и к чему-то обязывать сторону, виновную за эту катастрофу. Его задачей был бы просто сбор информации и ее дальнейшая передача Генеральному Секретарю и Совету Безопасности ООН. То есть это была попытка замять дело и замести его под ковер. 

Игорь СтрелковМихаил Воскресенский / РИА Новости

— Игорь Гиркин, известный также как Стрелков, тоже сказал свое слово по поводу новых данных исследования. «Любой дурак знает, что ополчение „Боинг“ не сбивало» — вот его слова. Вы ожидали чего-нибудь другого от главного подозреваемого в этом деле?

— Обратите внимание на его формулировки. Он ведь не указывает на то, что «Боинг» сбила украинская сторона. Из слов Гиркина вполне просматривается намек на то, что «Боинг» сбит из российского «Бука», привезенного с российской стороны. Причем, я вам напомню, Гиркин еще в 2014 году публично жаловался, что в ополчение идут воевать неохотно. Особенно из местных жителей. Отсюда вопрос, если был дефицит не только квалифицированных военных кадров, а даже просто людей, то откуда среди них могли взяться люди, способные произвести такой выстрел? То есть его версия не противоречит докладу, озвученному в JIT.

— Кстати сказать, сегодня Гиркин критически высказывается о ДНР и ЛНР и стал оппозиционером по отношению к Кремлю с позиций консерватора и монархиста. Может ли Москва сдать его, раз он стал для нее чужим, почему бы не пожертвовать им и не уйти от ответственности?

— Гиркин находился с самого начала конфликта на территории Донбасса. И он очень много знает о роли российской стороны. Его выдача принесет массу проблем действующему руководству России. 

— Как вы оцениваете шаг Киева по похищению Владимира Цемаха? В этом больше символизма или это позволит реально продвинуть следствие?

— Судя по тому, какие комментарии стали раздаваться со стороны России и ДНР, мне кажется, что он все же что-то знает. 

— Пять лет идет следствие. Не долго ли? На ваш взгляд, с чем связан такой срок? 

— Во-первых, сначала должна была быть завершена техническая экспертиза, под эгидой ИКАО этим занимался Совет по безопасности Нидерландов. То есть он выяснял, был ли самолет исправен в начале рейса, все ли у него было в порядке в воздухе, насколько экипаж следовал инструкциям, как выполняли свои обязанности диспетчеры и так далее. Во-вторых, предполагаемая точка запуска ракеты и место падения самолета находились на неконтролируемой украинскими властями территории. ОБСЕ получило доступ к месту катастрофы только через несколько дней. Несколько месяцев занял процесс перемещения обломков крушения и вещественных доказательств. Но тем не менее суд начнется уже в следующем году и, думаю, продлится еще несколько лет. 

«Жесткие санкции в отношении Кремля могут последовать после решения суда в Гааге»

— Наш разговор служит некой апологией позиции следственной группы, то есть виновата Россия. Но ведь конфликт на Донбассе — это результат ошибок двух государств, не только России, но и Украины. Могла ли Украина не допустить такой трагедии, если бы приложила усилия? Или, может быть, не хотела этого. 

— В этой истории может быть два подхода. Первый — это просто следовать фактам и ничего не выдумывать. Второй — «сбалансированный». То есть, если значительное число фактов свидетельствует, что в истории есть явный виновник, тогда на вторую чашу весов кладется нечто в противовес. Это как если играют две футбольные команды. Счет 6:1. А потом вдруг выходит судья и заявляет, что исход матча — ничья, аргументируя это тем, что ни одна из команд не сохранила свои ворота в неприкосновенности. Я полагаю, что только первый подход продуктивный. Одно понятно, что это не украинские вооруженные силы пустили в гражданский самолет ракету из «Бука». У сепаратистов был дефицит кадров и подобного рода оружия. Тогда кто остается?

Мемориальный камень, установленный на месте крушения Boeing в Донецкой областиСергей Аверин / РИА Новости

— Сегодня Россия находится под санкциями, в том числе за поддержку сепаратистов на Донбассе. Если будет признано, что малайзийский «Боинг» был сбит при поддержке России, грозит ли ей статус государства — спонсора терроризма?

— Я такую перспективу не исключаю, хотя в данный момент вероятность такого развития событий очень маловероятна. Скорее всего, более жесткие санкции в отношении Кремля могут последовать после решения суда в Гааге. А он даже еще не начинался. Единственное, что может быть сейчас, это репутационные риски. Правда, в среде нашей политической элиты не принято считаться с подобного рода факторами. Но думаю, что они будут сказываться в дальнейшем на участии России в работе международных организаций. Например, всякий раз, когда Кремль будет выступать с инициативами по созданию новой структуры европейской безопасности, вряд ли такие инициативы найдут серьезный отклик, пока основные угрозы европейской безопасности исходят именно от Москвы. 

— На ваш взгляд, какой сценарий был бы предпочтительнее для России для выхода из этой ситуации?

— Во-первых, это полное сотрудничество с JIT. Во-вторых, это выход из конфликта на Донбассе. Ведь конфликт несет в себе угрозу безопасности и самой России. Чем дольше он длится, тем больше на территории России появляется людей, имевших опыт обращения с оружием. В условиях, когда экономическая ситуация в России оставляет желать лучшего, ради заработка этот опыт может легко привести их в криминальную среду.

— Как вы считаете, Кремль вообще заинтересован в урегулировании конфликта на Донбассе? Или для него эта ситуация разменная карта в отношениях с Западом?

— Во-первых, для Кремля не существует никакого Запада как единого целого. Существует Берлин, Париж, Лондон и Вашингтон. Все это для Москвы великие державы, которые проецируют свое влияние вовне, а все остальные пешки на шахматной доске. Во-вторых, себя Кремль тоже считает великой державой, а Украину пешкой. Правда, при этом ничего позитивного постсоветским государствам Москва предложить не может, кроме углеводородного сырья по существенно сниженным ценам. За это Кремль требует от бывших стран Советского Союза лояльности. Но, как оказалось, такое предложение устроило не всех и Украина сказала свое слово и решила идти другим путем. Ради сохранения влияния на Киев Москва решила прибегнуть к инструментам «негативной мотивации»: экономический шантаж, сепаратисты и война на Донбассе. 

Кроме того, не нужно забывать и о внутриполитическом эффекте от всей этой истории. Кремль надеется на то, что украинская тема еще способна мобилизовать население и отвлечь его от социально-экономических тягот. Хотя за пять лет интерес к Украине среди российской публики существенно упал. 

— Каковы перспективы завершения конфликта на Донбассе в связи с приходом нового президента в Украине? 

— Завершение войны на Донбассе не зависит от одного Зеленского. Оно предполагает, что все конфликтующие стороны, Россия в том числе, должны одновременно прекратить вести агрессивные действия. В настоящее время, к сожалению, такая перспектива не просматривается. 

Источник: znak.com

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.