Почему российский газ не будет вытеснен из Европы?

Продолжение. Начало здесь.

Для того чтобы оценить перспективы сохранения транзита российского природного газа в Европу через территорию Украины, нужно сделать всего два шага: отбросить эмоции, чего бы это ни стоило, и напрячь память. Просто факты и цифры.

По итогам 2017 транзит газа через ГТС Украины составил 93,5 млрд кубометров, при этом общая пропускная способность ГТС Украины составляет 140 млрд кубометров природного газа. Вторая нитка «Турецкого потока» и «Северный поток» в совокупности рассчитаны на 70,75 млрд кубометров в год.

Руководитель «Газпрома» Алексей Миллер в начале 2018 года говорил, что не имеет намерений прекратить транзит через ГТС Украины, но после 2019 года объем его может составить от 10 до 15 млрд кубометров. Киевское руководство это не устраивает по простой причине – эксплуатация ГТС стоит денег, транзитные платежи покрывают расходы при объеме порядка 25 млрд кубометров.

Европейское руководство это не устраивает по двум причинам. Во-первых, Европа хочет иметь хоть какую-то надежду на то, что финансовая помощь, которую она оказывала Украине после 2014 года, имела бы хоть какие-то надежды на возврат. Во-вторых, в составе ГТС Украины имеются не только трубы, но еще и 17 ПХГ общей активной мощностью в 33 млрд кубометров.

С учетом двух тенденций – падением объемов добычи на собственной территории и роста спроса, ЕС оценивает потенциальный рост импорта природного газа к 2030 году до 70 млрд  кубометров в год. Следовательно, объемы, которые будут поступать по «СП-2» и по второй нитке «Турецкого потока» — это и есть то, что требуется ЕС для обеспечения собственной энергетической безопасности.

«Южный газовый коридор», по которому в Южную Европу будут поступать 10 млрд кубометров азербайджанского газа, – технически необходимый запас.

Третья и четвертая нитки «Турецкого потока» и «Северный поток-3», о котором уже несколько раз говорили руководители «Газпрома», потребуются только в том случае, если рост спроса окажется выше ожидаемого или если сбудутся пессимистичные оценки возможности Норвегии сохранить нынешние объемы добычи.

По итогам 2018 года Норвегия ожидает падение добычи газа на морских месторождениях на 1%. Вроде бы мелочь, конечно, но опасения вызывает. Нет никакой уверенности и в том, что рост поставок может обеспечить Алжир – там и месторождения изрядно выкачаны, и экономика вместе с численностью населения стали расти. Переходить на СПГ у европейских газовых компаний нет ни малейшего желания – в этом случае придется либо снижать нормы прибыли, или сохранять прибыли за счет увеличения стоимости газа для конечных потребителей.

Но рост цены газа означает и рост стоимости электроэнергии для промышленности, продукция которой потеряет конкурентоспособность, что вызовет снижение объемов производства и падение спроса на газ.

Наиболее антироссийски настроенные европейские политики пытаются пугать население «тотальной зависимостью от российского газа», но руководители европейских газовых компаний только плечами пожимают. Да, при реализации проектов «Турецкого» и «Северного второго» потоков доля «Газпрома» на европейском газовом рынке увеличится к 2025 году до 40%. Но с российским газом или без него, но стратегически к 2030 году Европа будет вынуждена все равно импортировать уже 80% потребляемого ею газа. То есть зависимость от внешних поставщиков у ЕС все равно увеличится.

Вот только зачем искать приключения на свою голову, когда точно известно, что «Газпром» за все десятилетия поставок в Европу не допускал срывов за исключением 2006 и 2009 годов, когда проблемы были, но причиной их был не российская энергетическая компания, а страна-транзитер? Сотрудничая с «Газпромом» на равноправных началах, европейские газовые компании всегда могут рассчитывать на выгодные предложения со стороны России.

К примеру, Wintershall и OMV уже участвуют в добыче газа на Уренгойском месторождении, есть совместные проекты по развитию в Европе рынка газомоторного топлива, и таких взаимовыгодных проектов может стать больше. Рулит все тот же принцип: политики приходят и уходят, а газовый сектор должен работать надежно, как часы, при максимально выгодных условиях и ценах.

Ведущие европейские газовые компании сделали единственно логичный вывод:  «Газовому кольцу Европы» — быть. Вот только быть и транзиту российского газа через газотранспортную систему, имеющуюся на территории Украины. А его объем – это уже вопрос принятия соответствующего политического решения. И без Москвы здесь не обойтись.

Источник: iarex.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.