ФСБ критикует возвращение жен и детей боевиков ИГИЛ в Россию. Этой темой занимается Рамзан Кадыров

Глава ФСБ Александр БортниковKremlin.ru

Директор ФСБ Александр Бортников выступил с заявлением о росте «масштабов возвращения по гуманитарным каналам из зон вооруженных конфликтов жен и вдов боевиков, в том числе с малолетними детьми». «Не секрет, что эти женщины и даже дети используется главарями террористов в качестве вербовщиков, террористов-смертников, либо исполнителей терактов, а также связников», — заявил, в частности, Бортников (цитата по «Российской газете»).

Жены и дети боевиков

По информации Znak.com, это заявление — очередное проявление конфликта между силовиками и правозащитниками, тлеющего второй год. Известно, что за последние годы в Сирию на территорию ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России) было вывезено более тысячи российских детей и женщин, чьих мужей завербовали террористы. Когда мужчины погибают, женщина должна или снова выйти замуж, или оставить детей боевикам.

Своя позиция в этой дискуссии есть и у главы Чечни Рамзана Кадырова. Он неоднократно заявлял, что «в беде не должен остаться ни один гражданин России», и помогал возвращать родственников в Россию. Одним из главных деятелей, способствующих возвращению женщин и детей из Сирии и Ирака, является сенатор именно от Чечни Зияд Сабсаби. Кадыров писал, что занимается вопросом по поручению президента Владимира Путина.

При этом за 2017 год в Россию удалось вернуть более 100 таких «львят халифата». С женщинами сложнее: например, в Ираке их казнят или приговаривают к длительным срокам лишения свободы.

При уполномоченном при президенте по правам ребенка (сейчас этот пост занимает Анна Кузнецова) создана специальная комиссия для координации органов власти по вопросу оказания содействия возвращению детей, находившихся в зоне боевых действий. Большую активность на этом поле проявляют чеченские общественники. В различных кавказских республиках периодически проходят митинги, на которых граждане просят региональные власти помочь найти родственников, уехавших в зону боевых действий.

Осторожная позиция омбудсменов

Как рассказывают источники Znak.com, конфликт вокруг темы возвращения детей и женщин с территорий, подконтрольных или ранее подконтрольных ИГИЛ, существует не первый год. Один из собеседников издания, близкий к Анне Кузнецовой, рассказывает, что у нее был серьезный конфликт с правозащитниками с Кавказа, так как сперва она не горела энтузиазмом заниматься этой темой. Однако когда речь зашла о проведении пикетов у ее приемной, Кузнецова сменила позицию.

Татьяна Москалькова занимает еще более осторожную позицию, говорят собеседники издания, близкие к ее аппарату. По их словам, хотя она понимает тревогу родственников, Москалькова в курсе и позиции силовиков, которые являются скорее противниками таких «возвращений» и полной амнистии для жен сирийских боевиков.

В июле 2018 года портал «Кавказский узел» опубликовал обращение нескольких десятков жительниц Дагестана, Чечни, Ингушетии и других регионов к президенту Владимиру Путину с просьбой помочь их дочерям и внукам вернуться домой из Ирака, где их держат в тюрьме за участие в террористической организации.

В апреле этого года в Ираке были приговорены к пожизненному заключению 19 россиянок. Всех их обвиняли в том, что они участвовали в ИГИЛ.

«Наши дочери, поддавшись ложной идеологии, неправильно понимая религию, уехали в Ирак, а осознав свою ошибку, уже не смогли вернуться обратно и стали живым щитом для исламской группировки. У них отобрали документы, любые попытки уехать оттуда жестоко пресекались, вплоть до расстрела», — писал портал «Кавказский узел»

Издание «Настоящее время» отмечало, что международная организация Human Rights Watch критиковала власти Ирака за условия содержания таких женщин и их детей.

Также издание отмечало, что с лета прошлого года в Россию вернулись более 90 женщин и детей из Сирии и Ирака. Операцией по возвращению занимается лично сенатор от Чечни Зияд Сабсаби. Сначала Сабсаби вывозил детей, но 1 сентября впервые в Россию вернулись и женщины.

По данным Human Rights Watch, предоставленным «Настоящему времени», с августа по декабрь 2017 года — время работы программы по возвращению — в Россию вернулись 23 женщины и 68 детей. Причем если уроженки Чечни по возвращению оставались на свободе, то дагестанок задерживали уже в аэропорту.

В то же время о коррекционных программах по адаптации к мирной жизни вернувшихся из Сирии и Ирака в Россию неизвестно.

Последний рейс из Ирака в Россию, по информации HRW, прибыл 7 февраля 2018 года. Тогда вернулась годовалая россиянка, ее мать, уроженка Чечни, осталась в иракской тюрьме.

Источник: znak.com

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.